Category: наука

Консенсусы в реальной науке. Часть I. ГМО


Ранее мы обсуждали важный вопрос, что такое научный консенсус, и что его определяет. Напомню, что научный консенсус — это уровень общего согласия в научном сообществе, коллективная позиция ученых по какой-либо проблеме на основе имеющихся доказательств. Научный консенсус в определенной области науки может находиться на стадии установления, когда эта область только начинает развиваться, или быть обоснованным. Обоснованный консенсус определяется тремя критериями: сходимость доказательств (независимые доказательства указывают на один и тот же вывод), стандартизация (ученые пользуются одинаковыми для всех стандартами научных исследований и их результатов) и социальное разнообразие (с полученными выводами согласны ученые различных стран, этносов и культур).

Зная, каков реальный научный консенсус, вы больше не будете введены в заблуждение дениалистами, прибегающими к риторическим приемам в попытках дискредитировать научные факты. Предвзятые СМИ, политики и общественные организации могут пытаться вас запутать, утверждая, что в науке нет единого мнения, и пытаясь опровергнуть консенсус голословными утверждениями, но у вас будут твердые контраргументы. Цель этой заметки — дать читателю представление об официальных позициях научного сообщества по проблеме безопасности ГМО и вакцин, реальности эволюции и глобального потепления.

Противники генной инженерии утверждают, что научного консенсуса по безопасности ГМО не существует. В январе 2015 года в журнале Enviromental Sciences Europe вышла статья под заголовком "No scientific consensus on GMO safety", где утверждалось, что существующие доказательства не могут дать непротиворечивый и однозначный вывод, и объективный анализ научной литературы не поддерживает утверждения о научном консенсусе. Было опубликовано соответствующее официальное заявление, которое подписали 300 "независимых" ученых. Вообще в тексте статьи встречаются весьма любопытные фразы:

«Декларируемый консенсус по безопасности ГМО не существует за пределами круга заинтересованных лиц. Авторитетные лица в области здравоохранения, защиты окружающей среды и сельскому хозяйству в большинстве стран публично признают, что невозможно дать окончательный вывод по безопасности всех ГМО, и что они (ГМО) должны проверяться каждый в отдельности...»

20 октября 2012 года Американская ассоциация содействия развитию науки (AAAS) выпустила бюллетень, в котором утверждался научный консенсус по ГМО. В нем говорилось, что научные исследования доказывают безопасность использования современных молекулярных биотехнологических методов, включая генную модификацию, для улучшения сельскохозяйственных культур.

AAAS — международная некоммерческая организация и крупнейшее научное сообщество в мире. Она также является издателем престижного и известного журнала Science, в котором часто публикуются результаты прорывных научных исследований. Задачами ассоциаиции являются поддержка сотрудничества между учеными разных стран, защита научных результатов от государственного контроля (принцип научной свободы), проверка добросовестности ученых, а также поддержка образования.

Меморандумы, сообщения и доклады AAAS являются удобным инструментом научного скептика, поскольку ассоциация включает в себя панели экспертов в различных областях науки. Мы уже говорили о том, что нужно доверять экспертам и позволять делать им свою работу. Они рецензируют статьи и анализируют опубликованные данные, определяя качество доказательств, адекватны ли были применяемые методы и выполнялись ли стандарты исследований. Поэтому бюллетень AAAS можно считать отвечающим критерию консенсуса. Однако также можно попробовать возразить, что тут может быть замешана корпоративная порука. Представим на секунду, что ученые внутри организации пали жертвами коллективного заблуждения и, зная официальную позицию Ассоциации, они вынуждены ее принимать.

Однако этот аргумент легко разбить тем, что AAAS далеко не одна "про-гмошная" организация. В недавнем европейском докладе говорилось, что по результатам 130-ти научных работ за 25 лет исследований, проведенных 500-ми независимых групп ученых, можно сделать вывод, что биотехнологии, в том числе ГМО, не более опасны, чем так называемые конвенциональные селекционные технологии. Всемирная организация здравоохранения, Американская медицинская ассоциация, Национальная академия наук США, Британское королевское общество и другие ведущие организации, изучившие имеющиеся данные, пришли к тому же заключению: употребление пищи, содержащей ГМ-культуры, не более опасно, чем употребление тех же продуктов, но полученных с помощью конвенциональных методов улучшения сельскохозяйственных растений.

Кроме того, напомню, что есть мета-исследование, опбликованное в журнале
Critical Reviews in Biotechnology. Авторы изучили 1783 статей и пришли к выводам, о которых можно прочитать тут. Спойлер: ГМО не опаснее обычной пищи.

И еще кое-что. В США есть Pew Research Center — фабрика мысли, научно-исследовательская организация, которая проводит крупные социальные исследования.. 29 января 2015 года она опубликовала результаты одного из проведенного ею опросов среди американских ученых. Оказалось, что 88 процентов ученых утверждает о безопасности ГМО. Это даже немного больше, чем число ученых, уверенных в антропогенное изменение климата (87 процентов). 

Введение в научный консенсус


Допустим, вы ничего не знаете о ГМО, вакцинах, эволюции, глобальном потеплении и других топ-темах, но хотели бы разобраться и понять, что к чему. При этом у вас нет времени на изучение всех аргументов и контраргументов, многочисленных доказательств и опровержений. Цель этой заметки — попробовать дать вам удобный инструмент для ответа на такие вопросы, как: безопасны ли ГМО и вакцины, происходит ли антропогенное изменение климата, вредно ли пассивное курение, и действительно ли ВИЧ вызывает СПИД?

Научный процесс сложное, многогранное явление, построенное на сотрудничестве множества ученых. Выводы, к которым они приходят, не продукт голосования на конференциях или симпозиумах. В науке нет демократии, но в ней есть тирания фактов над мнением. Научное знание построено на доказательствах, являющихся достоянием всего научного сообщества. Результаты научных исследований формируют профессиональные взгляды ученых, и эти взгляды тем крепче, чем больше независимых линий доказательств приводят к одним и тем же выводам. Это называется сходимостью доказательств или консенсусом доказательств. Например, реальность эволюции (в том числе происхождения человека от обезьяноподобных предков) подтверждается палеонтологическими, анатомическими, эмбриологическими, генетическими, молекулярными, биогеографическими данными, а также непосредственным наблюдением эволюции в лабораторных и естественных условиях.

[Читать далее]
Для непрофессионала ознакомиться со всей массой доказательств по интересующим его вопросам будет затруднительно, слишком они обширны. Но когда кто-то собирается проехать по мосту, он, чтобы убедиться в его безопасности, не будет анализировать чертежи, планы, звонить в администрацию города или лично получать инженерное образование, вместо этого он будет полагаться на профессионализм инженеров и строителей. Таким же образом мы должны формировать наши взгляды на научные проблемы. Вместо того, чтобы становиться всезнайками во всех областях, мы используем особенный «лайф-хак»: мы полагаемся на экспертов и позволяем им делать свою работу. Если они ошибутся, мы знаем, что их коллеги не оставят это без внимания. В случае с теорией эволюции экспертами будут эволюционные биологи, а также биологи всех специальностей, с которыми связано эволюционное учение (а это практически вся биология). При этом одно из главных требований к экспертам — активная публикация статей в рецензируемых журналах, ибо написание научных работ невозможно без знания о проделанных исследованиях и уже имеющихся доказательствах. Если доказательства обширны и однозначны, следует ожидать высокий уровень общего согласия среди ученых научный консенсус. Таким образом, консенсус — не продукт голосования, а результат, полученный на основе независимых друг от друга изысканий, минимизирующих влияние искажений и группового мышления.

Многие считают, что консенсус создается благодаря профессиональной солидарности. Однако это неверно. Профессиональная солидарность может работать лишь в узком кругу, в ближайшем окружении ученого, среди его друзей и непосредственных коллег, но никак не на мировом уровне. В научной среде всегда есть конкуренция, идеи и открытия проверяются и перепроверяются, порой, самым дотошным образом. Поэтому в науке нет авторитетов, которые могли бы без доказательств изменить взгляды научного сообщества. Авторитетный ученый это прежде всего такой ученый, который активно публикуется в журналах с высоким импакт-фактором, тем самым участвуя в формировании научного консенсуса. Однако его мнение по поводу научной проблемы за пределами его специальности не должно расходиться с научным консенсусом в соответствующей области. Физик мирового масштаба не может, в принципе, иметь авторитетное мнение по поводу эволюции, химик - критиковать концепцию антропогенного изменения климата, биолог - ставить под вопрос теорию относительности. Более того, даже если он, как специалист, имеет особое мнение, противоречащее консенсусу, - он должен его отстаивать с помощью доказательств, которые будут удовлетворять научным стандартам.


Учитывая все вышесказанное, обоснованный консенсус (Knowledge-Based Consensus) в какой-либо научной области состоит из трех вещей [1]:


  1. Сходимость доказательств (Consilience of Evidence). Многочисленные доказательства из разных областей науки указывают на один и тот же вывод.

  2. Стандартизация (Social Calibration). Должны существовать стандарты публикаций, научный язык, методология и другие критерии, которые являются общими для всех ученых, работающих в той или иной сфере. Не может быть такого, чтобы ученые из одного института имели свои представления, какие доказательства считать валидными, а ученые из другого института свои. Рецензируемые журналы и научные организации призваны обеспечить выполнение таких стандартов.

  3. Социальное разнообразие (Social Diversity). Люди внутри какой-либо группы склонны к групповому мышлению, а ученые, как и все остальные, — продукты своих культур. Поэтому очень важно, чтобы консенсус охватывал множество стран, тогда можно быть уверенным, что культурные искажения не играют роли. Например, акупунктура считается эффективной только в Китае, именно тут больше всего публикуется статей, доказывающих то, что она работает — в отличие от всего остального мира.


Эти три критерия необходимы, когда дениалисты приводят аргумент, что раньше научный консенсус отклонял идеи, которые сейчас признаны верными. Например, они любят пример с тектоническим движением плит.

В 1912 Ученый-метеоролог Альфред Вегенер предложил свою теорию возникновения горных хребтов взамен господствующей теории геосинклиналей. Согласно Вегенеру, имеет место быть континентальный дрейф, которым объясняется очертания материков, а также горообразование. В поддержку своей теории он говорил о схожих геологических комплексах побережий материков, а также приводил палеонтологические, палеоклиматические и биогеографические аргументы. Несмотря на это, теория подверглась жесткой критике со стороны авторитетных специалистов. Она не могла ответить на единственный вопрос, что именно является причиной движения литосферных плит. Поэтому теория была признана маргинальной и отвергнута. При этом критики проигнорировали все остальные доказательства, не позволив теории стать научной проблемой то есть задачей, над которой можно было трудиться и проводить дальнейшие исследования. В то время неспособность теории континентального дрефа объяснить причины движения была вызвана недостаточной развитостью геофизических и геодезических наук. Ученые признали правоту Вегенера лишь спустя несколько десятков лет, когда открыли конвекционные процессы в мантии Земли [2].


Несмотря на существование научного консенсуса, отвергающего теорию Вегенера, этот консенсус не удовлетворяет критериям обоснованного консенсуса, а именно сходимости доказательств. Именно поэтому нельзя сравнивать отрицание континентального дрейфа с антропогенным изменением климата — в пользу последнего выполняется все три условия, о чем мы поговорим позднее, когда будем разбирать конкретные примеры.



Как можно узнать о научном консенсусе - важном индикаторе научной истины
? Есть несколько путей. Во-первых, воспользоваться базами данных статей и поискать систематические обзоры и мета-анализы, которые определяют уровень консенсуса среди публикаций, их качество и недостатки. Во-вторых, общественные научные организации часто проводят опросы и исследования, чтобы определить преобладающее мнение среди ученых. В-третьих, такие организации, как AAAS (Американская ассоциация содействия развититю науки, выпускающая журнал мирового уровня Science), ВОЗ и другие коллаборации, объединяющие ученых со всего мира и развивающие сотрудничество между ними), публикуют доклады, которые выражают официальную позицию научного сообщества по определенным проблемам.

В следующей статье мы познакомимся  с консенсусами по безопасности ГМО, глобальному потеплению, эволюции и другим вопросам, - а также источниками, их деклалирующими.

[1] Miller, B. (2013) When is Consensus Knowledge Based? Distinguishing Shared Knowledge from Mere Agreement. Synthese, 190(7): 1293-1316. http://ethics.tau.ac.il/en/wp-content/uploads/2013/11/Miller-When-Is-Consensus-Knowledge-Based.pdf
[2] Oreskes, N. (1988). The rejection of continental drift. Historical Studies in the Physical and Biological Sciences, 311-348. http://www.jstor.org/stable/27757605?seq=1#page_scan_tab_contents

Дениализм как отрицание научных фактов





Курение не увеличивает риск заболевания раком. Если климат изменяется, то не из-за того, что человеческая деятельность увеличивает концентрацию CO2 в атмосфере. ВИЧ не вызывает СПИД. Прививки не спасают людей. ГМО небезопасны для людей. Ученые опровергли Дарвина. Американцы никогда не были на Луне.

Все перечисленные утверждения не имеют ничего общего с действительностью, однако являются чуть ли не достоянием общественности — не в последнюю очередь из-за средств массовой информации, которые не заинтересованы в том, чтобы снабжать людей достоверными сведениями. Хуже, когда у политиков отключается критическое мышление, и они принимают важные решения, основанные на их неоправданной вере в ерунду.

Табо Мбеки, экс-президент ЮАР, агрессивно отрицал вирусную природу СПИДа и увольнял с работы несогласных с его точкой зрения. Манто Чабалала-Мсиманг, министр здравоохранения ЮАР, препятствовала использованию антиретровирусных препаратов, а также выступала за традиционную знахарскую медицину. Благодаря их усилиям, тысячи ВИЧ-положительных матерей не получили необходимую терапию и передали вирус своим детям. Не лучше обстоят дела и в других областях науки. Теория эволюции принята научной общественностью на основе палеонтологических, генетических, эмбриологических, биогеографических и других доказательств, но примерно 40% россиян уверены в божественном происхождении человека. В США хотя Верховный Суд и лишил креационизм права называться научной дисциплиной, во многих школах продолжают «щадить» чувства верующих. Учителя объясняют детям, что кроме эволюционной теории существуют и другие точки зрения на происхождение и развитие жизни, и что религиозные взгляды стоят наравне с научными.

[Читать далее]

Минуло много времени с тех пор, как ведущие медицинские организации мира пришли к выводу о негативных последствиях курения для здоровья, однако даже при всех фактах находятся те, кто отрицает опасность пассивного курения. Немалая ответственность лежит на табачных компаниях, которые упорно пытались отвлечь внимание людей с истинных причин болезней, связанных с курением, на стрессы или домашних животных. Доклады Межправительственной панели по изменению климата также подвергаются нападкам со стороны апологетов нефтяного бизнеса.

У всех этих примеров есть одна общая особенность. Когда среди большинства ученых существует консенсус, основанный на доказательствах, слышны громкие голоса тех, кто публично его отрицает, закрывает глаза на аргументы или апеллирует к отдельным людям, как к авторитетам в последней инстанции. Тут можно провести параллель с отрицанием холокоста при наличии неоспоримых доказательств массового уничтожения евреев нацистами. Все вышеописаное относится к так называемому дениализму (от англ. deny —- отрицать).

Под дениализмом в узком смысле следует понимать ряд риторических приемов для создания видимости аргументации или ложной дискуссионности какой-либо темы (например, антропогенного изменения климата). Эти псевдоаргументы используются, когда нет достаточного количества фактов в пользу отстаиваемой точки зрения, противоположной научному консенсусу и доказательствам. Они успешно отвлекают от действительно полезной дискуссии, используют эмоционально привлекательные, но пустые и нелогичные утверждения. Как уже было сказано, дениалисты особенно любят отстаивать следующие концепции: креационизм/разумный замысел, отрицание глобального потепления, отрицание холокоста, ВИЧ-/СПИД-диссидентство, отрицание канцерогенности табака, антивакцинаторство и зоозащитный экстремизм (против использования лабораторных животных). Дениалистов не смущает то, что их идеи отвергаются научным сообществом, зато они постоянно прибегают к Уловке Галилея, указывая на свою интеллектуальную смелость в борьбе против господствующих "научных догм".

Можно выделить пять общих приемов, которыми любят пользоваться дениалисты:

1) Конспирология (identification of conspiracy).

Конспиролог полагает, что большинство ученых придерживается противоположной ему точке зрения не потому, что они изучили доказательства и пришли к определенному выводу, а потому, что они участвуют в сложном и скрытом заговоре. Рецензирование научных работ — инструмент, с помощью которого заговорщики подавляют инакомыслие, а вовсе не способ оценить достоверность исследования. И хотя заговоры действительно случаются, научное сообщество — самая неподходящая для них почва.

Существует также такой тип теории заговоров, как инверсионизм, когда собственные характеристики и мотивации конспиролог приписывает другим. Например, табачные компании обвиняют ученых в создании «антитабачной индустрии», занимающейся созданием  подложных доказательств, дискредитирующих курение.

2) Ложные эксперты (fake expert).

Некоторые люди называют себя экспертами в определенной области, но их взгляды полностью противоречат установленным фактам. Их помощью активно пользовались в табачной промышленности, где вели рейтинг ученых, лояльных взглядам компаний. В 1980 г. Philip Morris разработала стратегию набора таких ученых, чтобы те противодействовали растущим доказательствам вреда вторичного курения. Эта деятельность осуществлялась через подставные организации, чья связь с табачной индустрией была скрытой, под патронажем юридических фирм, защищающих интересы производителей сигарет. В таких странах, как Германия, были созданы развитые и влиятельные сети по борьбе с антитабачной политикой.

В 1998 г. Американский институт нефти разработал план, который включал вербовку ученых, разделяющих взгляды нефтяной промышленности по поводу изменения климата, чтобы те смогли убедить журналистов, политиков и общественность в неопределенности риска глобального потепления. Ложными экспертами пользуются и государственные службы. Администрация Джорджа Буша продвигала взгляды, основанные на религиозных убеждениях. К примеру, советник по репродуктивному здоровью при Управлении по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов полагал, что молитва и чтение Библии помогает при предменструальном синдроме. Иногда политика и бизнес действуют заодно, чтобы маргинализировать настоящих экспертов, когда, например, нефтяная корпорация Exxon Mobil воспрепятствовала переизбранию главы Межправительственной группы экспертов по изменению климата.

Апеллирование к ложным экспертам обычно сочетается с очернением реальных экспертов и исследователей, обвинениями и инсинуациями, а также дискредитацией их исследований и мотиваций. Стэнтон Гланц, профессор медицины в Калифорнийском университете, внес большой вклад в разоблачение тактики табачной промышленности, что сделало его мишенью для частых нападок со стороны табачных диссидентов. На сайте Forces International's - организации, выступающей «в поддержку прав человека и в защиту тех, кто хочет обладать свободой курить, есть, пить и наслаждаться образом жизни, который они выбрали лично для себя, без ограничений и вмешательства со стороны государства», - Стэнтон Гланц описан, как «наглый лжец, который борется против табака и цинично называет свои исследования научными, полагаясь на тот факт, что ни политики, ни СМИ не имеют ни малейшего представления, что эпидемиология не является наукой».

3) Селективность (cherry-picking, выбирание вишенок).

Прием основан на использовании немногих научных работ, которые бросают вызов преобладающему консенсусу, или выискивании недостатков в статьях, поддерживающих консенсус, чтобы дискредитировать его. Примером является печально известная статья Эндрю Уэйкфилда в журнале Lancet, в которой описывались случаи расстройства кишечника у 12 детей с аутизмом и предполагалась связь заболеваний с комбинированной прививкой против кори, паротита и краснухи. Работа широко цитировалась в прессе и использовалась в кампании против иммунизации, хотя 10 из 13 авторов впоследствии отказались от сделанных в ней выводов. Другой пример - статья в British Medical Journal, авторы которой заключили, что воздействие табачного дыма не повышает риск сердечно-сосудистых заболеваний и рака легких. Компания Japan Tobacco Interational до сих пор ссылается на эту работу, хотя в статье имелся ряд грубых неточностей, включая полное игнорирование данных, подтверждающих вред курения.

4) Невозможные ожидания (impossible expectations)

Часто дениалисты устанавливают ряд условий, при которых они примут доказательства. Как правило, эти условия трудно достижимы или недостижимы в принципе. Не в силах предотвратить поток доказательств, что вторичное курение опасно для здоровья, табачные компании придумали критерии, которые они называют Хорошей Эпидемиологической Практикой (Good Epidemiological Practice, GEP), которые делают невалидными большинство эпидемиологических исследований. Например, отношение шансов менее 2, согласно GEP, не будет считаться доказательством связи между курением и заболеваниями. Иными словами, если люди, подвергающиеся воздействию табачного дыма, имеют чуть менее, чем в 2 раза больше шансов заболеть раком легких, то производители сигарет будут отрицать возможное влияние курения. Возмущение эпидемиологических организаций заставило Philip Morris отказаться от GEP, однако British American Tobacco до сих пор пользуется сомнительными критериями.

5) Логические ошибки (Logical fallacies)

Апологеты табачных команий пытаются дискредитировать антитабачную политику напоминаниями, что Гитлер был противником курения, тем самым сравнивая своих оппонентов с нацистами («нико-наци») - прием, который не имеет ничего общего с серьезной аргументацией. Кроме того, логические ошибки включают следующие виды:


  1. красная селедка - попытка увести спор в другом направлении, где аргументация оппонента будет выставлена в невыгодном свете. Например, агентство США по охране окружающей среды установило в 1992 г., что табачный дым в воздухе является канцерогенным агентом, что было подтверждено многими другими национальными и международными здравоохранительными организациями. Такое заключение было охарактеризовано дениалистами, как «попытка институционализации иррационального представления о мире в качестве единственно возможной точки зрения и замена рациональности догмой как правомочной основы государственной политики», а также «угроза самой сердцевине демократических ценностей».

  2. ложная аналогия - создание ошибочной аналогии с использованием построенных из нее выводов для опровержения точки зрения оппонента. Распространенный пример: вселенная - это сложный механизм, который, как и все сложные механизмы, имеет своего создателя.

  3. ложная дихотомия - игнорирование промежуточных возможностей и выбор в пользу только одного из двух вариантов. Например, либо необходимо доказать безопасность каждого ГМО, либо все ГМО опасны. Тем самым упускаются из вида уже проверенные и признанные безопасными генетически модифицированные организмы.


Заключение

Дениалисты руководствуются широким диапазоном мотиваций. Для одних это жадность, питаемая богатством нефтяной и газовой промышленности, для других - идеология или вера, заставляющая их отвергать все, что не соответствует убеждениям, а иногда это и потребность идти против господствующей точки зрения. Однако вне зависимости от мотивации всегда полезно распознать дениалиста, поскольку содержательная дискуссия с ним невозможна - все из-за его неспособности непредвзято ознакомиться с доказательствами, оценить их силу и слабости, отказаться от преднамеренных логических искажений и принять факты, как бы они не расходились с его первоначальной точкой зрения. В то же время нельзя лишить дениалиста права голоса. Вместо этого необходимо ознакомить общественность с явлением дениализма, раскрыть тактики, которые применяются отрицателями и псевдоскептиками, и публично показать настоящую сущность дениалистов.

По материалам: Denialism: what is it and how should scientists respond? The European Journal of Public Health.

критическое мышление, скепсис, наука

Что такое Bt-растения, как они работают и безопасны ли они?


Bt-растения — генномодифицированные растительные культуры, в которые был вставлен ген, позаимствованный у бактерии Bacillus thuringiensis (Bt). Каждый штамм Bt синтезирует белок Cry, который играет важную роль в репродуктивном цикле бактерий. Попадая внутрь кишечника чувствительного насекомого, Cry расщепляется с образованием активного токсина. Токсин прикрепляется к клеткам кишечного эпителия, нарушает пищеварительную систему насекомого и убивает его. В таких благоприятных для себя условиях, как внутренности мертвого насекомого, бактерия начинает активно размножаться.

Важно то, что далеко не все насекомые гибнут от Cry. В процессе эволюционной гонки многие из них развили устойчивость к белку через изменение одного или нескольких протеинов на мембране кишечных клеток. Бактерии не остались в долгу, и, в свою очередь, ответили модификациями Cry. В результате возникли разные штаммы Bt с разными Cry, каждый из которых вредит только определенному виду насекомого. Cry не токсичен не только для животных и человека, но и для подавляющего большинства других насекомых.


[Читать далее]
Интересно то, что фермеры активно используют Cry в качестве натурального компонента органического инсектицида битоксибациллина, который широко применяется в органическом земледелии.

Но опрыскивать растений биологическими пестицидами не столь эффективно (Cry быстро разрушается, и после какого-нибудь дождя все усилия по опрыскиванию сходят на нет), как если использовать растения, которые сами производят натуральные инсектициды. Кукуруза и другие культурные растения от природы лишены возможности защититься от гусениц-вредителей, но современная наука позволяет это исправить. Ген, который кодирует эндотоксин Cry, был вставлен в кукурузу, картофель и другие культуры. Теперь в клетках этих ГМ-растений содержится безопасный для человека естественный инсектицид, который, еще раз подчеркиваю, и так широко применяется в сельском хозяйстве.

Ирония в том, что Bt-растения страшат активистов, протестующих против ГМО, и их аргументация вращается вокруг небезопасности битоксибациллина. Например, в PNAS в 2007 г. была опубликована статья Рози-Маршалл и ее коллег "Toxins in transgenic crop byproducts may affect headwater stream ecosystems", в которой авторы попытались продемонстрировать опасность Cry для личинок ручейников, являющихся важным компонентом природных экосистем ручьев и рек.

Эта статья наделала много шума в СМИ, как доказательство вреда ГМО для окружающей среды. Авторы утверждали, что после сбора урожая ГМ-кукурузы растительные остатки, содержащие токсичный белок, попадают в водные экосистемы, где ими питаются ручейники, которые затем плохо растут или вовсе умирают.

Остальные ученые не согласились с тем, что работа Рози-Маршалл доказывает ее выводы, прежде всего, из-за некорректно поставленной методики. Например, авторы спорной статьи не продумали контрольные исследования и не рассматривали иные факторы влияния (метаболиты в тканях кукурузы, которые могут различаться у разных сортов). Кроме того, исследователи не учли, что изучаемые концентрации Bt-белка в лабораторных условиях были гораздо выше, чем в природной среде и, особенно, в водоемах, где токсин быстро разрушается. В их собственной статье есть график, где показывается, что при низких концентрациях Bt- белка смертность водных насекомых (личинок ручейников) была ниже при питании листьями ГМ-кукурузы, чем при питании обычной кукурузой.

Наконец, исследование 2010 г., опубликованное в журнале Enviromental Entomology, показало, что негативный эффект Bt-кукурузы на беспозвоночных ручьев и рек связан не с белком Cry, а с тканевыми различиями различных сортов растения. Кстати, обо всех исследованиях, доказывающих безопасность Bt-культур в разных аспектах, можно прочитать в аналитическом обзоре The food and environmental safety of Bt crops в журнале Frontiers in Plant Science (импакт-фактор 3,9).

Заключение. Несмотря на появляющиеся в прессе публикации о небезопасности Bt-культур, доказательства и научный консенсус говорят об обратном. Показательно, что противники ГМО не в силах противопоставить аргументам "за" нечто большее, чем одни и те же раскритикованные научным сообществом исследования или же просто предвзятые и необоснованные аргументы, противоречащие, порой, сами себе. В то же время Bt-растения вполне могут считаться "органическими продуктами", поскольку безопасны, экологичны и натуральны — не менее, чем кукуруза, обработанная битоксибациллином.

критическое мышление, скепсис, наука

10 лет исследований подтверждают безопасность ГМО.

Мы уже писали, что систематические обзоры и мета-анализы — золотой стандарт доказательств. В них анализируются множество первичных источников, выявляются общие закономерности и причины расхожих результатов. Огромное число исследований, составляющих предмет обзоров, — залог статистически достоверного вывода. Именно поэтому мало иметь на руках пару исследований, чтобы прийти к какому-либо заключению — нужны множество работ, охватывающих длительный промежуток времени, воспроизводящих результаты и подходящих к одному и тому же вопросу с разными методами. Плюс никуда без умения обращаться со статистическими инструментами. Обычные смертные могут уповать лишь на то, что эксперты проведут необходимый статистический анализ и опубликуют его в рецензируемом журнале с высоким импакт-фактором. И тогда у нас появится пруф самой высокой пробы.

Противники ГМО утверждают, что нет обширных исследований, которые бы подтвердили безопасность генномодифицированных организмов для употребления в пищу. Можно быть не согласным с этим, зная в общих чертах о научном консенсусе, но все же лучше иметь возможность сослаться на источник, где черным по белому доказывается искомая безопасность (или не доказывается). Так как ГМО - это не одна только соя или кукуруза, а огромное число различных продуктов, то аргументом должно служить множество работ или систематические обзоры. И такие есть. Например, мета-исследование, опубликованное в журнале Critical Reviews in Biotechnology (импакт-фактор: 7,18).

[Читать далее]
Авторы проанализировали научную литературу за последние 10 лет, посвященную вопросу безопасности ГМО, отбирали первичные источники, обзоры, экспертные мнения и доклады по вопросам, составляющим предмет ГМО-дебатов, и старались найти научный консенсус [2]. Всего было изучено 1783 документов, найденных в базах данных PubMed и ISI Web of Science, опубликованных с 2002 до 2012 года. Обзор касается всех аспектов безопасности ГМО по отношению к окружающей среде, к животным и человеку, употребляющему их в пищу. Авторы приходят к следующим выводам:

➡Научные исследования до сих пор не выявляют наличие какой-либо угрозы, связанной с использованием ГМ-культур, по сравнению с культурами, выведенными методами селекции;
➡68% всех проанализированных работ посвящены потенциальному влиянию ГМО на окружающую среду, включая другие культуры, агроландшафты и природные экосистемы, а также на различные организмы. Авторами не было найдено доказательств какого-либо ощутимого вреда (когда речь идет о малом вреде, понимают, что какой-либо вред все же есть, но он не превышает того, что оказывают обычные культуры);
➡Отсутствуют доказательства особого вреда ГМО в отношении диких видов животных;
➡не-ГМ культуры приводят к уменьшению биоразнообразия в большей степени, чем ГМО. Это логично, поскольку наличие генов у Bt-культур, позаимствованных у Bacillus thuringiensis и экспрессирующих инсектицидные белки, позволяет уменьшить использование стойких токсичных инсектицидов;
➡Гены ГМ-культур действительно могут распространяться на дикие виды растений. Однако этот тип передачи генов происходит и с не-ГМ культурами. Дикие популяции растений часто мутируют, становясь устойчивыми к гербицидам, становясь генно-модифицированными естественным путем (эволюция);
➡ГМО являются безопасными для употребления в пищу человеком и животными. Прежде чем любой ГМО попадает в магазины и на ваш стол, должна быть доказана их эквивалентность не-ГМ продуктам питания. Иными словами, они не должны иметь токсичные биомолекулы, и состав питательных веществ должен быть таким же. Это называется принципом композиционной эквивалентности. Исследователи не нашли ни одного надежного доказательства пагубного воздействия на человека и животных;
➡ДНК из ГМО не может внедриться в нашу ДНК. Действительно, если бы все было так просто, то генная инженерия шагнула бы далеко вперед;
➡В ГМ-пище нет никаких уникальных аллергенов или токсинов. Проводится тщательная проверка на их наличие, и ГМО просто-напросто не будет одобрены к употреблению, если в них будет обнаружено подобное вещество. Вы можете возразить, мол, а как быть с инсектицидными белками Bt-культур? Это же токсин! Да, но для насекомых. Все подобные вещества проходят токсикологическую проверку. Во-первых, биоинформатики сравнивают структуру белка с теми структурами, что содержатся в базах данных по аллергенам. Во-вторых, проводятся эксперименты по усвояемости белка с моделированием желудочной и кишечной среды человека. Маловероятно, что хорошо перевариваемый белок будет аллергенным и поглощаться организмом в активной форме. В-третьих, проводятся тесты на разовые и хронические дозы с использованием грызунов.

Итак, вывод: серьезные научные исследования, проводимые до сих пор, не обнаружили каких-либо опасностей, связанных с использованием ГМ-культур. Эта статья -- самый высокий уровень доказательств, не основанный на мнении, иррациональных утверждениях или логических ошибках. Результаты соответствуют научному консенсусу. ГМО безопасны. Факт.

P.S. Есть интересное исследование, где раскрывается уровень конфликта интересов в статьях, подтверждающих безопасность ГМО. Конфликт интересов может возникнуть тогда, когда автор научной работы каким-либо образом связан со стороной, заинтересованной в тех или иных результатах. Автор проверил 698 научных статей и выяснил, что только в четверти из них прослеживается потенциальный конфликт интересов (при этом в 15,9% статей не сообщалось об источнике финансирования). Кроме того, работы были проверены на импакт-фактор (ИФ) журналов, в котором они публиковались. Чуть более половины (54,9%) имели ИФ= 1 -- 3; 1,3% с ИФ > 10; 4% с ИФ = 4 --6; 21,2% с ИФ = 3 -- 6 и 12,6% с ИФ менее 1 или с отсутствием оного. Иными словами, безопасность ГМО отстаивают научные работы, большинство которых не имеют конфликта интересов и публикуются в журналах приемлемого уровня.

[1]An overview of the last 10 years of genetically engineered crop safety research. http://www.tandfonline.com/doi/abs/10.3109/07388551.2013.823595
[2] https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B0%D1%83%D1%87%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%81%D0%B5%D0%BD%D1%81%D1%83%D1%81
[3] Conflict of interests and evidence base for GM crops food/feed safety research. http://www.nature.com/nbt/journal/v33/n2/full/nbt.3133.html#ref2


критическое мышление, скепсис, наука

Вредны ли микроволновки?

1294860813_mikrovolnovka2
Многие свято убеждены, что микроволновки вредны, потому что....ну, вредны они

Многие люди испытывают почти суеверный страх перед одним чудовищем, который обосновался на наших кухнях – микроволновкой. На просторах сети вы можете обнаружить много наукообразного и попросту шизофазического бреда, призванного напугать людей и уберечь их от покупки СВЧ-печи. Замечу, что огромная концентрация безграмотной критики в адрес микроволновок встречается на сайтах и блогах, принадлежащим "зеленым" – приверженцам утопической идеологии, во многом дискредитирующей серьезную, научную экологию и усилия по защите и охране природы. Возьмем в качестве образца пост, чтобы мы могли критично его разобрать - http://leonid-orlan.livejournal.com/1138646.html. Я не верю, что возможно хоть как-то серьёзно воспринять этот текст – он переполнен если не ложью, то вопиющей безграмотностью. Оставлю в стороне забавные словосочетания «повреждает ДНК пищи», «мертвая пища», а также трэш-историю о медсестре, которая перелила разогретую (!) в микроволновке кровь пациенту. О так называемом «эксперименте», которая провела девочка для школы, скажу позднее.

Сначала коснемся самого принципа работы СВЧ-печей. Микроволновки работают, обрабатывая пищу сверхвысокочастотным (СВЧ) электромагнитным излучением. Молекулы воды, которые всегда содержатся в еде, являются электрическими диполями, при воздействии СВЧ-излучения они начинают бешено вращаться, где-то 5 миллиардов раз в секунду. Кинетическая энергия вращения молекул переходит в тепло. Частота СВЧ-излучения для печей подобрана таким образом, чтобы она лучше всего подходила для поляризации молекул воды, а не каких-либо других. Что касается другого возможного воздействия СВЧ-излучения на структуру молекул, то научные исследования не обнаруживают такого влияния. То есть, когда вы разогреваете пищу с помощью СВЧ-печи, то это тепловая обработка, а не электромагнитная. Поэтому речь идет о тепле, а не излучении. В этом смысле, жарение, варение и другие способы приготовления пищи ничуть не лучше и не хуже.

Но вдруг мы что-то упускаем? Вдруг есть возможность того, что быстро вращающиеся диполи молекул воды так сильно "трутся" о другие молекулы, что разрушают их, превращая в какие-нибудь вредные вещества? Например, зачастую можно услышать об аминокислотах или транс-жирах, которые подвергаются изомерным изменениям и превращаются в токсичную форму. Некоторые так и пишут, пугая нас ужасным D-пролином, в которого под воздействием СВЧ-излучения превращается безобидный L-пролин.

Во-первых, действительно, есть исследования, которые показывают, что при влиянии температуры может происходить процесс изомеризации (рацемизации) аминокислот (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/10552672
). Но это может происходить и в духовке и чуть ли не интенсивнее, чем в самой СВЧ-печи (ибо в первой жарче и пища готовится дольше). В результате, аминокислоты просто теряют биологическую активность, а не становятся вредными. Более того, попадание изомеров в организм человека с питанием происходит постоянно. Во-вторых, не происходит образование радикалов, и вообще каких-либо структурных изменений молекул (денатурация белка происходит, как и при любой готовке), которые впоследствии могут каким-либо образом повредить организму. Колеблющаяся молекула воды, соударяясь с другими молекулами, производит тепловую энергию, почти не отличающуюся от энергии при традиционных методах тепловой обработки. СВЧ-излучение проникает лишь на 1 - 3 см в продукт, а дальше разогрев происходит путем переноса тепла. Конечно, разогрев пищи в печи имеет свои особенности, также как варка отличается от жарки. В СВЧ-печи не образуется хрустящей корочки, в ней сложно приготовить яйца, которые норовят взорваться (хотя способы есть). Более того, поскольку приготовление пищи при помощи микроволн требует очень небольшого количества жиров, готовое блюдо содержит меньше перегоревшего жира – а это даже преимущество. Многие исследования сводятся к тому, что особенности в химических изменениях пищи являются следствием банального неравномерного нагревания (http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/0308.. ).

СВЧ-излучение не является ионизирующим, само по себе на структуру молекул оно тем более не влияет. Вдумайтесь, у излучения в СВЧ-печи не хватает энергии, чтобы разорвать связи органических молекул, тем более оторвать электрон от атома, а хватает лишь на то, чтобы вращать диполи. И вот этот вращающий диполь, как утверждают некоторые, способен на кардинальное изменение структуры молекулы? Абсурд.

Кстати, небольшое замечание: вред такого излучения на человека может быть только тепловым. Но микроволновки хорошо экранированы изнутри, да к тому же излучение крайне неустойчивое и хорошо себя чувствует только в изолированной камере внутри СВЧ-печи. На расстоянии вытянутой руки от плохо экранированного прибора излучение сходит на нет.

Теперь, когда вы об этом знаете, вернемся к нашим «петросянкам» от неизвестного технофоба. Прочтите их и посмеемся вместе. Какой-то бред об «укорачивании» импульсов в мозге, неизвестных побочных продуктах (если они неизвестные, откуда вы о них знаете вообще, а?), влиянии на гормональный статус, безысходности необратимости, опять же о радикалах, росте раковых заболеваниях, сбое иммунной системе и снижении интеллекта.

Ни одного источника информации не указано, не говоря уже об упоминании публикации хотя бы одного научно-клинического испытания в рецензируемом журнале. Что же, я не поленился и сам отправился искать упоминания о таких исследованиях. Ведь откуда-то ветер должен дуть? И правда, упоминание о научных исследованиях, якобы доказывающих вред микролновок обнаружились!

А ну-ка!

Речь идет о знаменитом «исследовании» швейцарского химика Ганса Гертеля, который с восемью друзьями-вегетарианцами, как и он сам, прожил два месяца в гостинице, употребляя в пищу молоко и овощи, разогретые в микроволновке и другими способами. После этого Гертель заявил, что их рацион привел к изменениям состава крови - свидетельство начала какого-то патологического процесса, что якобы может привести к раку. Естественно, его «исследование» не было опубликовано ни в одном научном журнале, потому что описание проведенного эксперимента, методика напрочь отсутствовали. Журнал, в котором эта писанина появилась, был «Франц Вебер», который издавался на собственные средства бизнесменом по имени Франц Вебер. Правда, были ещё пара других, Health freedom resources и Cristian common law institute – но всех их объединяло одно: с наукой они не имеют ничего общего. После Гертеля возникает некий Уильям Копп, который в 1996 году написал статью о том, что во времена Холодной войны в СССР микроволновки были якобы запрещены, так как советскими учеными был доказан их вред. Откуда Копп взял такое утверждение – не ясно. В любом случае, я нашел кучу сайтов, которые перепечатывали один и тот же текст, приводя одну и ту же историю про Гертеля и советских ученых, все они были написаны узнаваемым эмоциональным языком. Есть еще упоминание о некой Лите Ли, что опубликовала доклады в журнале Earthletter и утверждала, что под воздействием СВЧ-излучения аминокислота L-пролин превращается во вредный изомер D-пролин (который на самом деле является просто биологически неактивным). И ещё была ссылка на её статью в медицинском журнале Lanset, в декабре 1989 года. Никакая «её статья» там не обнаружилась. Кстати вместо «научного» журнала Earthletter, я нашел лишь какой-то одноименный сайт христианского уклона. В общем, поиски чего-либо существенного не увенчались успехом.



вред-от-микроволовки (1)
Из разряда: одну ногу мы побрили обычным станком,а вторую облили водой из микроволновки

Ну и напоследок перейдем к главному доводу против СВЧ-печей: эксперименту маленькой девочки. На фотографиях мы видим два горшочка, одно растение поливали дистиллированной водой, другое – водой, разогретой в СВЧ-печи и остуженной. И так получилось, что растение, которое поливали обычной водой росло хорошо, а другое – плохо. Какой вывод? А вывод такой: эксперимент с выборкой из двух растений даже на школьный проект не тянет. Я бы поставил низший балл такой работе. Любой человек, который имеет дело с растениями, скажет вам, что растения даже в одинаковых условиях могут расти совершенно по-разному. Зато в сети я нашел еще один домашний, но гораздо более продуманный эксперимент. И он показывает совсем другой эффект: http://www.youtube.com/watch?v=TO6DJz3OF8Q . Да, и здесь вы увидите лишний раз, как по-разному растут растения в одинаковых условиях.

Так что, можете больше не бояться микроволновок. Нет ни одного мало-мальски надежного доказательства вредного влияния микроволновых печей на здоровье человека.

Вред_микроволновой_печи_vredna_li_mikrovolnovka
критическое мышление, скепсис, наука

Отрывок из книги Карла Сагана "Мир, полный демонов. Наука, как свеча во тьме"

Carl_Sagan

В свои ранние школьные годы я мечтал стать учёным.  Момент истины наступил, когда я узнал, что звёзды - это громадные солнца. Я, наконец, понял, как ошеломляюще далеко они от нас находятся, раз они выглядят маленькими точками на небе. Не могу точно вспомнить, когда именно я узнал значение слова "наука", но я желал стать причастным ко всему этому великолепию. Я восхищался величием Вселенной, был в воодушевлении от перспективы того, что могу узнать, как это всё на самом деле работает, раскрывать глубокие тайны и открывать новые миры - может быть, даже буквально. Быть может, даже лучше, что мои мечты исполнились не полностью. Для меня наука осталась притягательной и заманчивой, как и тогда - более, чем полвека назад, когда я посетил Всемирную выставку 1939 года.


Совершенно естественно, что вскоре я занялся популяризацией науки - то есть знакомить ненаучную часть общества с научными методами и открытиями. Я считаю, что не делать этого было бы ошибкой. Когда вы влюблены, вы хотите поведать об этом всему миру. Эта книга - моё личное заявление о любви - длинною в жизнь - к науке.

[Читать дальше]

Но есть и другая причина. Наука это нечто большее, чем просто совокупность знаний; это способ мышления. У меня нехорошее предчувствие, что при жизни моих детей и внуков в Америке наступят времена рынка услуг и информации, когда ключевые отрасли промышленности отойдут к другим странам; когда огромная технологическая мощь сосредоточится в руках немногих, и никто из тех, кто будет представлять общественные интересы, не сможет осознать стоящие перед ними проблемы; когда люди перестанут грамотно взаимодействовать с теми, кто у власти; когда, в беспокойстве сжав в руках магические кристаллы и обратившись к гороскопам, мы потеряем способность к критическому мышлению, не сможем различить между тем, что лишь кажется правильным, и что действительно правильно, и соскользнём, не заметив этого, обратно во времена тьмы и суеверий. Наиболее ярко оглупение Америки проявляется в медленной деградации средств массовой информации: музыка, продолжительностью в 30 секунд (сейчас до 10 секунд и меньше), однообразные программы передач, легковерная пропаганда суеверий и лженауки, но особенно - своеобразное празднование невежества. Как я уже писал, первое место по прокату видеокассет занимает фильм "Тупой и ещё тупее". "Бивис и Батхед" остаётся наиболее популярным (и влиятельным) шоу среди юной аудитории. Простой урок того, что учиться и обучаться - не только науке, но и всему остальному - не нужно, даже нежелательно.


Мы создали глобальную цивилизацию, наиболее важные элементы которой - транспорт, связь, все отрасли промышленности, сельское хозяйство, медицина, образование, развлечения, защита окружающей среды и даже необходимый для демократического общества институт голосования  - зависят от науки и технологии. Мы также сделали всё для того, чтобы почти никто не понимал науку и технологии. Это прямой путь к катастрофе. Мы можем отсрочить её на некоторое время, но рано или поздно гремучая смесь могущества и невежества выплеснется нам в лицо.

"Свеча во тьме" - это заголовок смелой, ссылающейся на библейское писание, книги Томаса Эдди, которая была опубликована в Лондоне в 1656 году. В ней разоблачалась популярная в то время "охота на ведьм", как мошенничество, вводящее людей в заблуждение. Любая болезнь или ураган - ничего сверхъестественного - в народе приписывалась ведьмовству. Ведьмы должны существовать - цитирует Эдди одного человека, верящего в них - иначе откуда эти напасти берутся и почему исчезают? На протяжении большей части нашей истории мы так боялись окружающего нас мира с его непредсказуемыми опасностями, что с радостью готовы принять всё, что могло бы уменьшить наши страхи или объяснить их. Наука - это попытка, в значительной степени успешная, понять мир, управлять его явлениями, поставить их на службу себе, направить в нужное русло. Микробиология и метеорология сейчас объясняют то, что ещё несколько веков назад было достаточной причиной сжигать женщин на костре.


Эдди также предупреждает об опасности, которая ожидает нацию в случае нехватки знаний. Беды и страдания, которые обрушиваются на головы людей и которые в принципе можно было бы избежать, вызваны не столько глупостью, сколько невежеством, особенно невежеством в отношении нас самих. Я боюсь, что на рубеже тысячелетия лженаука и суеверия покажутся нам более заманчивыми, песня сирен неразумности - более звучной и привлекательной. Где мы слышали её раньше? Всякий раз, когда на сцену выходят наши этнические и национальные предрассудки. Во время экономического дефицита, угрозе национальному достоинству и патриотизму, крушения иллюзий о космической роли и вселенском предназначении и, в конечном итоге, расцвета фанатизма - именно тогда нами овладевает привычка мыслить на уровне прошлых веков. Свеча оплывает. Её крошечное пламя дрожит. Тьма сгущается и демоны начинают шевелиться.


Наука знает далеко не всё, существует много загадок, которые ещё предстоит решить. Мы можем никогда не получить полного знания о Вселенной, чей размер - десятки миллиардов световых лет в поперечнике, а возраст - от десяти до пятнадцати миллиардов лет. Мы постоянно натыкаемся на что-то новое. Тем не менее некоторые авторы от религии или движения "Нью-Эйдж" утверждают, что учёные думают, что знают всё. Учёные могут не признавать мистические откровения, в пользу которых нет никаких доказательств, кроме чьих-то слов, но они вряд ли думают, что их знания о Природе исчерпывающе полны.


Наука далека от того, чтобы называться совершенным инструментом познания мира, но это лучшее, что у нас есть. В этом отношении, как и во многих других, она напоминает демократию. Наука сама по себе не задаёт курс деятельности человека, но она может пролить свет на последствия нашего выбора.


Научное мышление является одновременно творческим и дисциплинированным, что имеет центральное значение для его успеха. Наука знакомит нас с фактами, даже если они не соответствуют нашим убеждениям. Она советует нам формулировать альтернативные гипотезы и смотреть, какие из них больше всего соответствуют фактам. Она учит нас соблюдать тонкий баланс между открытостью разума к новым идеям и строгим скептическим контролем над ними и основанным на них выводам. Такое мышление является важным демократическим инструментом в эпоху перемен.

Карл Саган